от автора сайта

Для людей неравнодушных, особенно тех кто многие годы занимался поисками цветных камней, современное состояние минерально-сырьевой базы камнесамоцветных объектов России, созданной в последние 40-50 лет существования СССР не может не вызывать озабоченности. Целенаправленное изучение этих объектов прекратилось в 90-х годах XX века, когда произошло резкое сокращение всех видов геолого-разведочных работ, а специалисты в своем безденежье, в массовом порядке стали уходить в более хлебные места.  Остались сведения в госбалансе месторождений России, а также архивные данные и  память людей. Наиболее крупные и привлекательные объекты, после утраты к ним государственного интереса, быстро обрели новых хозяев. Тысячи мелких проявлений цветного и коллекционного камня до поры, до времени оставались бесхозными. Именно эти бесхозные объекты в период безвременья (безвластия) подвергались ревизии и посещению коллекционерами. Естественно, что никакого развития эти объекты не получали, а лучшая часть минерального материала изымалась безвозвратно. Впрочем реальные масштабы большинства мелких объектов геологически оценены не были. Другое дело месторождения цветного камня имеющие общероссийскую значимость: прибайкальские месторождения лазурита, витимские и саянские месторождения нефрита, единственное в мире месторождение чароита Сиреневый камень. Все они были детально изучены и разведаны еще в 70-90-х годах XX века. В конце XX века наиболее известные и доступные объекты камнесамоцветного сырья подвергались незаконной добыче (Шерловая гора, Адун-Челон, Супруновское, жила Игнатьевская, Гремячинское, Завитинское). Как месторождения содержащие категорийные запасы большинство из них было залицензировано  и собственники приступили к разработке. Многие из собственников были новичками в самоцветной геологии и на первых порах совершили немало ошибок. Однако пришел опыт и наиболее добросовестные из них вполне профессионально стали вести кроме добычных и поисково-оценочные и разведочные работы, ставить на учет новые участки с балансовыми запасами. Но не все. Отмечались случаи варварской отработки жил, с применением взрывчатых веществ непосредственно по телу полезного ископаемого (что для цветного камня смерти подобно), без составления планов развития ГРР, учета добытого камня и тп. К примеру, на некоторых нефритовых месторождениях  (Буромское, Голюбе, Удоканское, Болдоктинское) работы проводились хаотично и, часто, (как сейчас модно говорить) неустановленными лицами. Поэтому каков объем добытого камня и того, что еще осталось в недрах на этих объектах реально неизвестно. Наиболее успешные  и развивающиеся объекты, такие как Оспинское месторождение нефрита в Восточных Саянах и Кавоктинское месторождение нефрита на Витимском плоскогорье, оказались весьма привлекательными не только для вольных копателей-вороваек, но и для крупных бизнес-структур. И именно этот сектор камнесамоцветной геологии в свете последних событий  стал объектом внимания государства. Только государство стало действовать топорно-прямолинейно, как привыкло — силовыми методами. Во что это вылилось — показательно на примере СРЭО Дылача — владельца лицензии на разработку Кавоктинского месторождения светлоокрашенного нефрита. Действующих специалистов, способных оценить реальное состояние нефритовых объектов в России не так много. Признанными экспертами в этой области могут считаться Р.С.Замалетдинов, И.С. Якшин, А.П.Секерин и С.А. Прохор, многие годы посвятившие изучению нефритовых объектов Восточной Сибири. На страницах сайта приводится мнение  одного из экспертов.

Комментарии запрещены.