Лицензия на коллекционку

Так в народе называется получение разрешения на сбор минералогических и других геологических материалов. Уже в далеком 1993 г. специальным приказом № 95 от 28 октября комитетом РФ по геологии и использованию недр был создан документ регламентирующий эту деятельность. Нужно отметить документ был составлен по-божески, никаких драконовских мер  и условий  не предусматривал, обязывал предоставить минимальное количество документов и сведений, а самое главное трактовался на местах его применения, как именно было прописано на бумаге. Думаю, что составляли его еще советские геологи, да и утвердил В.Б. Мазур, — известный геолог и настоящий профессионал, т.е в геологии человек далеко не случайный. А дальше началась  основная чиновная работа — дополнения, изменения, приказы, подзаконные акты и тп., и тд., как обычно все стало сложнее. Дело даже не в том, что стали требовать дополнительные документы, но изменился сам порядок трактования подачи документов. Если первоначально подавалась  унифицированная заявка, оплачивался лицензионный сбор и чиновник после рассмотрения мог затребовать дополнительные документы, то в настоящее время рассматривая (по закону в течении месяца) заявку, чиновник (при недостающих, на его взгляд, документах) просто отказывал в приеме документов. Нужно было снова собирать пакет документов и снова проходить весь этот круг, ожидая в течении месяца ответ. И ни разу рассмотрение не произошло быстрее, чем положенные по закону 30 дней со дня поступления заявки. Такой вот нюанс. Но самое неприятное в этой процедуре, что вообщем-то простые пункты приказа, стали трактоваться по-своему, в каждом регионе. К примеру в Бурятии, чиновник (кстати фамилия его Гунтыпов Б.Б.) из Министерства Природных ресурсов и недропользования, заявил, что закон составлен в тезисной форме и расшифровывать положения статей это прерогатива министерства и непосредственно исполнителя из лицензионного отдела. Поэтому в пункт о  технической обеспеченности он потребовал включить гос.номера автомашин, которые будут использованы для доставки персонала, номера радиостанций, а шанцевый инструмент должен иметь инвентарные номера и тд., хотя в законе об этом не сказано ни слова.  А в письме отказе о принятии заявки, было написано, «что копии дипломов (о геологическом образовании сотрудников) и наличие штатного расписания не является доказательством того, что заявитель обладает или будет обладать квалифицированными специалистами для эффективного ведения работ». Потом этот бред подписал министр Б.Д.Ангаев. К слову сказать, что один из ведущих специалистов фирмы, дипломы которых были предъявлены, является независимым экспертом при Иркутском геолкоме по горным породам, коллекционным минералам, палеонтологическим  находкам и цветным камням, другой — автор учебника по месторождениям драгоценных и цветных камней Восточной Сибири. Все остальные сотрудники проработали в специализированной экспедиции, занимавшейся поисками, разведкой и разработкой камнесамоцветных объектов по 20-30 лет. И как-то до этого случая их квалификация не подвергалась сомнению. Впрочем в Бурятии,  вероятно свои критерии оценки специалистов. Кроме того было указано, что на банковском счету предприятия недостаточно средств (сотни тыс. руб.), хотя какая должна быть сумма, ни в каком регламентирующем документе не оговаривается. Не сообщили ее и в Министерстве Природных ресурсов и недропользования Бурятии. В отделе недропользования Минприроды  Забайкальского края было отказано в приеме документов из-за того, что в заявке не были указаны сведения о цели сбора коллекционного материала. При личном посещении (за разъяснениями) этого учреждения, было обозначено, что  чиновников не устраивают  планы частичной коммерческой реализации коллекционного материала. Вопрос «как же тогда покрывать затраты и издержки?» остался без ответа. Коллекционирование минералов и пород во всем мире весьма развитая сфера экономической деятельности малых фирм, индивидуальных предпринимателей, физических лиц и пр. Коллекционирование минералов и пород по своей сути ничем не отличается от коллекционирования марок или этикеток спичечных коробков, да мало ли чего еще. Коллекционеров по миру — сотни миллионов! Это очень активное, любознательное, пытливое людское сообщество. Не у всех из них есть возможность посетить удаленное месторождение, а вот купить понравившийся образец, — есть! Так зачем же российские чиновники лишают  такой возможности своих  соотечественников?

Комментарии запрещены.