Общие сведения

Общие сведения. История изучения.

Исторически так сложилось, что понятие драгоценный камень определяется в первую очередь — красотой. Каким бы уникальным ни был минерал, но если он невзрачный: — блеклый или трещиноватый, драгоценным его не назовешь. Драгоценный камень должен прежде всего радовать глаз. Его красота рождается из цвета, блеска, прозрачности, т. е., по существу, она обусловлена физическими и, в первую очередь, оптическими свойствами. Привлекательность камня возрастает при его обработке — шлифовке и огранке и художественном оформлении — обрамлении камня надлежащей оправой.

Сейчас русское слово «самоцветы», на употреблении которого настаивал академик А.Е.Ферсман по своему объему намного превзошло определение «драгоценные камни», объединяющее с давних времен ограниченное число традиционных минералов. По существу любой обладающий красивой окраской минерал, найденный в виде достаточно крупных прозрачных или просвечивающих кристаллов, может быть огранен или кабошонирован и попасть в список самоцветов.

Поделочными камнями или, как называл их академик А.Е.Ферсман «цветными камнями», называют минералы и минеральные агрегаты, пригодные для изготовления художественных предметов и сувениров. Некоторые из них используются в ювелирных или ювелирно-галантерейных изделиях и относятся к группе ювелирно-поделочных камней, занимающей в общей систематике самоцветов промежуточное положение между ювелирными (драгоценными) и собственно поделочными камнями .

Отличительные качества ювелирно-поделочных и поделочных камней — красивые цвет и рисунок, а также сильный блеск. Эти свойства наиболее ярко проявлены в полированном камне. Поэтому способность принимать зеркальную полировку — важная особенность ювелирно-поделочных камней, обусловленная в большинстве случаев их мелкозернистой или скрытокристаллической структурой. В отличие от драгоценных камней они, как правило, непрозрачны или просвечивают в сравнительно тонких сколах.

Ценность того или иного вида ювелирно-поделочных и поделочных камней помимо эстетических достоинств определяется их прочностью (твердостью, вязкостью, химической стойкостью к действию бытовых щелочей и кислот и т. п.), редкостью, а также исторической репутацией и модой. Особенно красивые, твердые и очень редкие разности поделочных камней являются драгоценными камнями (например, жадеит сорта «империал» и прозрачные иризирующие полевые шпаты — лунные и солнечные камни) или по стоимости приближаются к ним (лазурит сорта «ниили» и др).

Наоборот, сравнительно мягкие и распространенные камни, такие, как цветной мрамор или рисунчатый доломит, гагат или тонковолокнистый гипс- селенит, строматолит или агальматолит, змеевик или офиокальцит, мраморный оникс или благородный тальк служат сырьем для массовых камнерезных изделий.

Поиски месторождений ряда видов минерального сырья (например, углеводородов,черных, цветных и редких металлов т.е. того, что считается стратегическим сырьем) находятся в поле зрения государства, носят системный характер, проводятся целенаправленно и порой весьма успешно. Поискам же месторождений драгоценных и поделочных камней уделяется гораздо меньше внимания, что объясняется незначительным размером большинства объектов и, укоренившимся понятием об этом виде полезного ископаемого как «предметах не первой необходимости», а также, не в последнюю очередь, отсутствием надежных гарантий их успеха.

Драгоценные и поделочные камни в мире ищут самыми различными способами, систематически и бессистемно. Поисковики могут иметь очень хорошую профессиональную подготовку, а могут быть и сугубыми практиками, почерпнувшими свои знания на опыте- этаким искателем, вооруженным киркой, молотком, лупой и рюкзаком. Специалисты, занимающиеся, например, поисками железа или урана, решают стоящие перед ними задачи большими коллективами дорогостоящими гравиметрическими и сейсмическими методами, с помощью новейшей техники — глубинного бурения и вертолетов, сцинтилляционных радиометров и других геофизических приборов, основываясь на точных научных данных геологического характера, эксперементальном моделировании, при поддержке мощного програмного обеспечения. Любые рациональные поиски начинаются с подготовки топографической основы, используемой при составлении геологической карты, которая затем трансформируется в структурную карту и карту полезных ископаемых с элементами прогноза или в трехмерную геологическую модель изучаемого района.

В странах — основных производителях драгоценных камней (это в большинстве своем, так называемые, «страны третьего мира») геологическое картирование, как правило, еще не продвинулось столь далеко, чтобы при проведении поисков можно было опираться на надлежащую геологическую основу. Открытие большинства месторождений является делом случая. Известие об удачной находке, при избытке свободных рук местного населения, приводило на место каких-то других «искателей сокровищ», которые в свою очередь что-то тоже находили, — и вот начиналась «лихорадка»— сотни людей внезапно сосредоточивали поиски на небольшой территории, зачастую без существенного успеха.

За рубежом, особенно в США, в настоящее время значительное количество драгоценного камня добывается коллекционерами-любителями и профессионалами-горняками — «охотниками за камнями»; зачастую те же охотники проводят обработку найденного камня. «Охотники за камнем» имеют свои клубы, организуют в ряде случаев по иски. Журнал « Gem and Gemology », издающийся в США и имеющий уже достаточно почтенную историю и репутацию, освещает работу таких любителей и охотников и предоставляет им свои страницы для обмена опытом. Количество камня, добытого таким образом, и его стоимость, видимо, играют значительную роль в общей стоимости камня.

Популяризация геологических знаний в последние десятилетия привела к частичной профессионализации любителей камня, для которых поиски самоцветов прежде всего хобби. При проведении поисков любителями вошло в привычку учитывать характерные минералы-спутники драгоценных камней, что всегда использовалось профессиональными геологами и горняками. Таким образом были открыты многие новые месторождения. За рубежом, при поисках слюды в штате Минас-Жерайс (Бразилия), были обнаружены месторождения турмалина, а у нас в стране в Северном Прибайкалье найдены многие проявления берилла и аквамарина , при ревизионных работах на уран в Читинской области геологами Сосновской экспедиции открыта жила Орешная с цветными турмалинами – первая в ряду многих замечательных самоцветных объектов Малханского пегматитового поля.

Успехи в самоцветной геологии могли бы быть гораздо значительнее, если бы поиски проводились систематически и целенаправлено в целом геологической службой, а не специализированными предприятиями, как было в России до 90-х годов XX века. . Правда (особенно теперь), возникает другой вопрос — всегда ли окупятся эти поиски и насколько они окажутся целесообразными? Ведь громадные количества добытых алмазов накапливаются в резерве и не выпускаются на рынок, чтобы не вызывать падения цен, с этой же целью специально замораживаются и не разрабатываются целые их месторождения. На международном рынке цены на алмазы регулирует один синдикат « Де Бирс» и другие участники торгов должны заключать соглашения с синдикатом, контролируя уровень цен. Существенное увеличение добычи алмазов, как и других драгоценных камней, несомненно, вызвало бы резкое падение цен на них, крайне нежелательное для очень многих предпринимателей.

Ситуация на рынке цветных камней еще гораздо сложнее.

Рассматривая драгоценные и поделочные камни как полезное ископаемое, прежде всего следует обратить внимание на исключительное своеобразие их в качестве товара.

Каждый кусок добытого драгоценного или цветного камня индивидуален и имеет собственную цену, слагающуюся из многих признаков данного образца и в первую очередь из сочетания цвета, формы, окраски и ее распределения (узор, рисунок и т. д.) , что фактически невозможно предугадать и ограничить какими-либо рамками стандартов и технических условий. В зависимости от этих особенностей цена лучшего камня может превышать цену рядового камня тех же размеров в несколько сот раз.

При добыче драгоценных и поделочных камней стоимость добываемых рядовых камней, в лучшем случае, только окупает стоимость горных работ, давая минимальную прибыль. Основную при быль горное предприятие получает при реализации особо ценных камней, причем прибыль зависит от того, как будут представ лены выгодные особенности камня. В отборе таких особо ценных камней и индивидуальной торговле ими добывающие фирмы крайне заинтересованы.

Большую роль в создании цены на камень играет мода, возникающая в отдельные периоды на тот или иной камень, вследствие чего цена на этот камень резко повышается. Кроме того, на стоимости камня сказываются традиции населения и то, что определяют термином «культура камня», а такженародные легенды и суеверия, связанные с ним, ведущие свое начало от старинных поверий.

В последнее столетие на цену натурального камня стал сильно влиять синтетический камень. Когда в начале XX века широкое распростране ние получил синтетический рубин, цены на природный камень резко снизились, причем получилась и несколько парадоксальная картина: камни, имеющие небольшие дефекты, отличающие их от искусственных образцов, ценятся гораздо дороже природных кам ней, лишенных дефектов, которые практически не удается отличить от синтетических.

Чем дороже камень, тем сильнее проявляются в его стоимости и распространенности, специфические особенности драгоценного камня. Для таких элитных (дорогих и редких) камней очень сложно составить технические условия и, соответственно, не могут быть подсчитаны сколько-нибудь достоверные запасы балансового камня — возможны только очень приблизительные прогнозы. Поисковые и разведочные работы непосредственно переходят в добычные, поскольку каждое «месторождение» весьма невелико по размеру (иногда это отдельное гнездо или полость-занорыш с кристаллами) и должно быть выработано сейчас же после его открытия. Обнаруженные запасы ставятся на баланс и сразу же списываются, как фактически добытые. Расходы на «поиски» месторождений обычно превышают стоимость «добычи» во многие десятки раз.

Иначе обстоит дело с цветными (ювелирно-поделочными), иногда даже очень ценными камнями, такими, как нефрит, родонит, лазурит и другие, ценность которых колеблется меньше (всего в 5—10 раз, редко более), но во всех случаях они являются полезным материалом. Здесь возможно установление определенных генетических закономерностей распределения ценного минерала и как следствие возможен подсчет запасов и составление технических условий, регулирую щих товарную ценность камня. Ошибка, которая может произойти в случае неправильной оценки камней (ценность которых относительно устойчива) из-за неверного понимания технического обоснования, не может быть очень большой и не скажется существенно на прибыли рудника.

Конечно, существуют все переходы между обоими выделенными типами камня, и в каждом отдельном случае необходим индивидуальный подход.

При оценке экономической значимости месторождения в зависимости от стоимости камня геолог и экономист должны иметь в виду, что емкость международного рынка цветного и драгоценного камня весьма невелика, и повышенное поступление камня на рынок ведет к резкому снижению его стоимости. Эту особенность учитывают постоянные поставщики камня на мировой рынок. Так, правительство Афганистана, являющееся мировым монополистом по поставке на мировой рынок высококачественного лазурита, ограничивает его продажу потребностями рынка, а не возможностями месторождения Сары-Санг. Пренебрежение к этому критерию приводило к ряду катастроф для менее опытных производителей сырья. Известным примером может служить история с варисцитом. Синкенкес пишет, что этот ис ключительно красивый камень, напоминающий бирюзу, был найден в штате Юта (США) в больших количествах и по относительно низкой цене поступил на мировой рынок в 40-х годах XX века. Очень скоро месторождение было выработано, и сейчас этот ма териал на рынке отсутствует. Другая ситуация произошла с декоративным хлоритом (клинохлором) с Коршуновского железорудного месторождения в Иркутской области: при незначительном поступлении на рынок материала цены его доходили до 70-100 $/кг. При резком увеличении количества сырья в 2002-2003 гг. рынок отреагировал падением до 8-10 $/кг, оставаясь на этом уровне и поныне, хотя уникальность такого материала из сибирских железорудных месторождений никто не оспаривает. Похожая ситуация сложилась в 90-х годах прошлого века при массовом появлении на рынке чароита невысокого качества, что резко привело к снижению цен на сырье и соответственно низкой рентабельности единственного в мире месторождения. Для чароита среднего качества эта ситуация в известной мере сохранилась и на сегодняшний день, — многие российские продавцы камня и коллекционеры предпочитают покупать партии чароита в Европе (добычи прошлых лет), где он обходится дешевле, чем в России.

Комментарии запрещены.