История геологического изучения Шерловогорского месторождения берилла и топаза

Топаз Шерловой горы

Первые официальные упоминания о Шерловогорском месторождении цветных камней связаны с поощрительной премией выданные жителю г. Нерчинска Гуркову и относятся к 1723 г. Хотя старые горные выработки уже были известны на горе задолго до этого времени. До последней трети XVIII века месторождение разрабатывалось старателями, случайными людьми — бессистемно, и как говорят сейчас — хищническим способом. Доступность и уникальность месторождения привлекало к нему многочисленных исследователей, описывающих его с различной детальностью и полнотой. Упоминание о месторождении можно найти в работах Карамышева А.И. (1762-1769 гг.), Палласа (1773 г.), Георги (1775г.), Патрена (1785 г.), Севергина В. (1807 г.), Гессе Г.Г. (1826 г.), Кулибина А.И. (1829 г.), Титова В.Д. (1855 г.) и др.

Большую часть XVIII века работы велись безконтрольно , велись крайне беспорядочно, причем выхватывались лучшие части. До 1788 г. работы велись без всяких разрешений и частично заводскими чиновниками, присылавшимися Иркутским горным управлением. В 1788 г. северная часть Адун-Чолона перешла в ведение горных заводов; тогда же впервые гора была официально названа Шерловой. Более 30 лет добычные работы на месторождении осуществлялись под присмотром Нерчинского Горного округа и добыча в отдельные годы достигала от 5 до 11 пудов высокосортного аквамарина. Это был блестящий период добычи, продолжавшийся до 1815 — 1820 г.г., когда сезонная добыча драгоценного камня исчислялась пудами. После этого периода добыча камня была совершенно заброшена.

Далее и до начала XX века разведка осуществлялась изредка, случайно, без какого-либо правильного плана и сводилась к безсистемной добыче цветных камней на Шерловой горе. Оставшиеся в ведении Кабинета отдельные участки сдавались на тех или иных условиях разным лицам, которые хищнически вырабатывали какую-либо часть выходов и потом их бросали. Несколько более правильное ведение работ началось с 1912 г., когда Шерлова гора была сдана иркутскому купцу Н. Поднебесных за 10 тыс. руб. в год. Последний, хотя сам ничего не понимал в эксплуатации, тем не менее вел осмысленно и серьезно горные работы, получая консультации проф. П. Сущинского и пользуясь   дешевым трудом китайских рабочих. Основные работы  свелись к расчистке старинных выработок, довольно масштабных (только главный ход имеет протяженность более 20 м).  В результате его работ, а также работ читинского ювелира Зубрицкого в 1912—1915 гг. было добыто весьма значительное количество бериллов, поступавших главным образом на екатеринбургский рынок. Нужно сказать, что привлечение к работе в Забайкалье деловых людей (уральские ювелиры Л. Крыжановский, В.Лицин, купец Липин) того времени весьма положительно сказалось на оживлении работ на самоцветных копях края.

Профессор П.П.Сущинский занимался с 1914 по 1917 гг. исследованием месторождения и описавший в своей сводной работе по цветным камням Забайкалья (1925 г.) наиболее крупные выработки месторождения и указал, что вместилищем аквамаринов и топазов является кварцевая порода — «грейзен». В это время им были проведены работы по оконтуриванию гранитного массива. О масштабах проведенных работ говорит тот факт, что только в 1915 г. на месторождении было пройдено 100 шурфов. К началу XX века на Шерловой горе состоялось открытие вольфрамовых, а затем оловянных и висмутовых руд и началась их добыча. Из-за начавшейся с конца 1916 г. хозяйственной разрухи работы на Шерловой горе заглохли, и только весной 1925 г. снова начали возрождаться трестом “Русские самоцветы”.

В это время грейзеновые образования горы неоднократно изучались известными учеными и корифеями геологии: М.М.Тетяевым (1918 г.), А.К. Болдыревым и Я.А. Луи (1929), Г.В. Холмовым (1929), О.Д. Левицким (1933-1939 гг.). С 1928 г. начинаются систематические геологоразведочные и геологосъемочные работы проводимые партиями Геолкома на месторождении и в окрестностях, под руководством А.К.Болдырева, а затем О.Д.Левицкого. Основное внимание конечно же уделялось разведке россыпей олова, вольфрама, висмута, но была составлена и схематическая геологическая карта Шеловой горы в масштабе 1:10000. В дальнейшем геологическое строение массива неоднократно уточнялось и дополнялось Иониным (1937 г.), Савенковой (1941-47 гг.), Сластушенским (1948-49 гг.), Козловым и Ситоевым (1948-49 гг.), Беловым и Гущиным (1951-60 гг.).

В 1954-55 гг. на месторождении цветных камней проводились поисково-ревизионные работы под руководством Р.И. Педино — восстановление и проходка горных выработок на жилах «Поднебесных» и «Миллионной», мелких шурфов на склонах падей с целью находки новых жил. По результатам работ был сделан вывод о недостаточной промышленной ценности месторождения, как объекте добычи ювелирного сырья. Подсчет запасов не проводился. В 1957-59 гг. партией МГРИ под руководством Григорьева К.Ф. и Аристова В.Г. составлена кондиционная карта масштаба 1:50000 района Адун-Челона и Шерловой горы и детальная карта Шерловогорского массива масштаба 1:2000, до сих пор являющейся одной из наиболее достоверных. Далее последовала карта Шерловогорского рудного узла, площадью 66 кв.км масштаба 1:10000. В 1965-66 гг. ревизионно-тематические работы провела партия треста «Цветные камни» и опять прозвучал вывод, что месторождение не может рассматриваться как источник сырья для ювелирной промышленности, рекомендовано использовать цветной камень, как попутный дополнительный компонент при добычи других видов полезных ископаемых. Поисково-ревизионные работы 1966 г. (Гущин, 1967) проведенные здесь партией Читинского геологического управления выявили 107 грейзеновых тел не содержавших гнезд с аквамарином и ограночным топазом и констатировали исключительную редкость грейзеновых тел с гнездами ограночного сырья. В 1969-70гг. Восточно-Сибирская партия треста «Цветные камни» провела опробование старых отвалов на участках «Поднебесных» и «Миллионная», которые не дали положительных результатов, однако позволили сделать вывод, что жилы в значительной мере насыщены занорышами с аквамарином, бериллом и топазом (зафиксировано по отработанным полостям в подземных выработках) и, что плотность разведочной сети использованная предшественниками при малых размерах грейзеновых тел заставляет усомнится в правильности их выводов о неперспективности месторождения как источника ювелирного сырья.

В 1971-91гг. в районе Шерловой горы Институтом Геохимии СО АН СССР (1971-73 гг) проводились специализированные геолого-геохимические работы, включающие в себя геохимическую съемку Шерловогорской интрузии и Опытно-методической партией экспедиции ГГПП»Байкалкварцсамоцветы» (1989-92 гг.) — специализированное изучение продуктивных на камнесамоцветное сырье грейзенов с корреляцией их перспективности в зависимости от структуры, местоположения минерального состава и т.п В результате проведенных работ (Трошин, Сегалевич, Гребенникова, 1974, Кокунин,1992) выделены участки наиболее перспективные для ведения первоочередных поисковых работ.

В 1976-80 гг. работами Шерловогорской партии Восточно-Саянской экспедиции № 123 («Байкалкварцсамоцветы») было вскрыто грейзеновое тело жилы «Новая» с гнездовыми скоплениями берилла и топаза ювелирного качества. При опробовании жилы было добыто более 180 кг кондиционного сырья.

В 1989-91 экспедицией ГГПП»Байкалкварцсамоцветы» на участках «Поднебесных», «Миллионная» и «Гелиодоровая» проведена оценка техногенных отложений отвалов старых (XVIII-XX веков) выработок. Результатом этих работ стали запасы ювелирного берилла по трем техногенным россыпям, учитываемых Госбалансом запасов России (Данилов, 1992).

Выделенные перспективные участки по результатам работ Опытно-методической партии экпедиции ГГПП»Байкалкварцсамоцветы» (Кокунин, 1992) оценивались работами Забайкальской партии на участках «Новиковский», «Мелехинский», «Лукаво-Золотой» и «Белотопазовый». Уже первый сезон показал неплохие результаты: было вскрыто несколько небольших грейзеновых тел с ограночным сырьем, на участке «Новиковский» был обнаружен кристалл берилла ювелирного качества более 600 г. весом. К сожалению местные власти, используя административные рычаги стали тормозить ведение работ. Руководство района потребовало от специализированной геологической организации, работающей по проекту на бюджетной основе, вложения денежных средств и ресурсов в бюджет района и местные коммерческие структуры (было напрямую заявлено об участии в строительстве дороги, ремонте местной школы и т.п.). В 1993 г. для ведения геологоразведочных работ не был выделен земельный отвод, в массовом порядке стали проводится проверки районными и поселковыми властями. В таких условиях намеченные геологические работы по проекту не были проведены, запланированные объемы не выполнены. Решением руководства экспедиции дальнейшие работы на объекте были прекращены. Была проведена рекультивация земель (большую помощь в ней оказал известный читинский коллекционер и любитель камня М. И. Цалко) и составлен информационный отчет, в котором по понятным причинам, не были обработаны все имеющиеся на тот момент материалы (Романов,1995). Лицензию на отработку техногенных россыпей получило местное ОАО «Берилл-3», которое проводило добычу с грубейшими нарушениями стадийности отработки, не придерживаясь границ лицензионного отвода, в том числе в местах за пределами контура подсчета запасов. В настоящее время объект не лицензирован, но на месторождении ведется хищническая и беспорядочная добыча на отвалах старых выработок (часто с привлечением тяжелой техники) местными жителями. В 2007 г. у подножия сопки Лукавой местными жителями было пройдено около полутора десятка выработок различной глубины. Выработки, в свое время, рекультивированные, частично вскрыты. В 2009 г. ниже по склону копи Новиковской был пройден карьер с применением экскаватора. Летом 2010 г. работы с привлечением бульдозера и экскаватора были продолжены в более широких масштабах на жиле Новой, на Золотом Отроге, в центральной части рудного поля (Новиковская, Березки и т.д.). И очень странно, что эти безграмотные работы провела геологическая организация — подразделение «Читагеологоразведка» (по проекту оценивающая, за бюджетные деньги, редкометальность и цветные камни Шерловогорского  узла). Как они с подачи Читинского геолокома без всякого аукциона умудрились «залезть» на объект на котором по госбалансу учтены запасы берилла? После таких беспорядочных и хаотичных работ последние геологические данные (1992,1995 гг.) явно устарели. Впрочем власти спохватились и, явно стараясь скрыть свои ляпы (а скорее всего умысел), в срочном порядке выставили в 2011 г. на аукцион 1,6 кв.км на площади Шерловогорского месторождения берилла и топаза. Однако аукцион не состоялся, возможно из-за высокой стартовой цены, может быть из-за неподготовленности участников. А тем временем бессистемное разграбление уникального месторождения продолжается.

Комментарии запрещены.